swinow wrote in lengvizdika

Categories:

Что означает слово “Свантовит”?

Поздравляю всех читателей с главным летним праздником, а также с приближающимся днём Древней Руси! 

Что означало имя главного рюгенского бога, статуя которого находилась в знаменитом храме, в крепости, на мысе Аркона? Какой оно имело смысл? Давайте попробуем рассмотреть это. 

Слово Свантовит (Zuantevith или Zuantevit у Гельмольда из Бозау, Suantovitus в разных падежах у Саксона Грамматика и Svantaviz в Саге о Кнютлингах) очевидно, состоит из двух частей: корня “свант” и корня, либо служебной частицы “вит”. Частица “свант”, это, безусловно, тот же самый корень, который в современном русском языке выглядит как “свят” и означает “святость”, “священность” – в праславянской фонетике в нём присутствовал особый носовой звук, сохранившийся, например, в современном польском языке, а также у лужицких сербов. Который можно передать как “ан”, или “эн”. Однако в русском он постепенно эволюционировал в звук “я”. Так что передача первой части этого имени на современном русском языке как “Свято(вит)” является вполне обоснованной. В конечном итоге, корень “свант” связан и по смыслу и по этимологии с процветанием. Изначально, святость и священность были связаны с процветанием. Проявлялись процветанием.  

Однако, что касается частицы “вит”, то с ней всё обстоит несколько сложнее. Как было показано выше, средневековые западные латиноязычные авторы понимали эту частицу как личное имя Вит. При этом корень “свант” они переводили правильно – как “святой” и в результате у них получался некий “святой Вит” (sancti Viti), что они, в свою очередь, трактовали, как упоминание некоего святого Вита Корвейского – средневекового немецкого мученика. И Гельмольд, и Саксон Грамматик – оба приводят несколько легенд о том, как культ этого “Святого Вита Корвейского”, якобы попал на Рюген и был переиначен местными в культ бога Свантовита. Однако мы понимаем, что культ Свантовита возник на самом деле задолго до предполагаемых визитов на остров первых христианских проповедников, а созвучие его имени со святым Витом – является скорее забавной причудой природы. Случайные созвучия являются распространённой особенностью человеческих языков. Подобных примеров, подчас весьма удивительных – в разных языках можно привести очень много.  

Если элемент “вит” является корнем – то его можно попытаться сопоставить либо с праславянским *vit- “жить, обитать”, либо с *vitъ “господин, имеющий власть” (обзор мнений дан у Svoboda 1964, 91). Значит, слово Свантовит могло обозначать либо “святая жизнь” (возможно, понимаемое как “святой источник жизни”, “священная жизненная сила”, “оживлённый святостью”). Либо, “священный господин”, “святой властелин”“высший властелин”, “высший хозяин”. В обоих вариантах – данное название могло быть эпитетом какого-то высшего бога, например, Сварога, или того же Перуна. В любом случае – эти названия напрямую перекликаются с чрезвычайно высокой ролью Свантовита в представлениях рюгенцев, которую мы видим из описаний в источниках. 

Возможно, также есть смысл припомнить такое славянское слово как “витать” –  что означает “жить, обитать, получать приют”, а также “приветствовать, привечать, оказывать почести, выказывать честь”. Например, вiтати (в украинском), вітаць (в белорусском), vitaty (в чешском) и т.д. и т.п. Вспомните серболужицкий гимн “Наши парни с войны едут”, в котором в адрес громовержца постоянно повторяется клич: “Витай Пан!”  При этом славянское витать родственно литовскому vietà – “площадь, место” и латышскому vìeta – “место”. У латышей также: pavietāt – “квартировать, иметь жильё”. У поляков в 17 веке, в лексиконе П. Берынды (1653, с. 14—15) зарегистрировано витальница“гостиница”, витать – “гостить”. Это же значение присутствует в некоторых древнерусских текстах. Возможно vit в значении “жить” восходит к индоевропейскому wik – “место обитания”. Отсюда же vas/весь – “населенный пункт”. 

К этому же корню может восходить и общеславянское витязь (у пруссов было представлено в форме viting, witing в литовском также есть Výtis, как название герба со всадником). От vit в значении “место”. То есть “господин такой-то земли, воин имеющий место кормления”. 

В таком случае, Свантовит может означать “Тот чьё место пребывания священно”, “Живущий, пребывающий в священном мире”, либоСвященный приветствуемый”, “Приветствующий святость” и т.д.

В.Н.Топоров также высказывался, что славянское *vitъ в имени этого божества могло иметь более раннюю форму *viktъ что в свою очередь восходило бы к индоевропейским *ṷeik-t, или *ṷik-t которые в свою очередь связаны с индоевропейским *ṷeik – “жизненная сила”. “энергичное проявление жизни”, а также “жерта”, “посвящение”, что соответственно, родственно также латинскому victima “жертва”. (В. Н. Топоров. Святость и святые в русской духовной культуре. Том 1. 1995, стр. 485.) 

Можно также вспомнить частицу –вит, которая видна в таких русских словах как домовит, имовит, плодовит, даровит, башковит, мастеровит и т.д. Собственно, предполагаемое славянское vitъ – “господин”, “хозяин” выводят как раз из церковнославянских вариантов имовитъ (“обладатель имущества, богатый”) и домовитъ (“pater familias”) (L,Moszyński, Die vorchristliche Religion der Slaven im Lichte der slavischen Sprachwissenschaft, 1992, 61)

Ещё один вариант трактовки этого имени основан на прочтении Zuantevith как Свантевид, и в этом случае это слово, вероятно, могло обозначать “священный вид”, “священное изображение” и быть, таким образом, названием самой статуи, того самого идола, который стоял в храме. При этом, слова вид(еть) и вед(ать) связаны как этимологически, так и семантически. Следовательно, Святевид могло означать также и “ведающий, видящий, святость“, возможно, “священный мудрец“.  

Однако мы хотим предложить ещё один вариант трактовки этой частицы, который нам до сих пор ни у кого не попадался. По нашему наблюдению, элемент “овит” может быть на самом деле, служебной частицей – сложным суффиксом, который в современном русском языке выглядит как “-ович”. Сейчас мы подробно разъясним ход нашей мысли. 

Дело в том, что исходно наш суффикс “-ич” содержал праславянский звук, который обозначается в современным фонетическим алфавите как *tj. Далее, этот звук у различных славян развивался по-разному: в восточнославянских языках – он превратился в [ч'] ([t͡ʃ]), в болгарском - в [ш'т'], а в сербохорватском - в [ћ] ([t͡ɕ]) и т.д. В большинстве западнославянских языков он дал мягкую аффрикату [c] ([t͡s]), которая в процессе развития языка могла и отвердеть (как это произошло в русском).

Некоторое время назад автор этой книги, имел интересное общение с балканским сербом. И с удивлением узнал от того, что знаменитые сербские фамилии, которые пишутся сейчас по-русски с окончанием на –ич или -ович типа Милошевич, Божович, Тадич, Караджич, Миятович, Йович и т.д. и которые в самом сербском записываются через букву Ћ ћ, обозначающую звук [t͡ɕ] – самими сербами произносятся скорее, как имеющие окончания "-ить" или "-овить". То есть Милошевич (по-сербски Милошевић) читается самими сербами очень близко к "Милошевить", Божович, на самом деле - произносится "Божовить", Тадич, соответственно почти как "Тадить" и т.д. и т.п. Он неоднократно, как владеющий языком, по просьбе автора, произносил эти фамилии, и настаивал, что на самом деле они звучат именно так, а не Милошевич, Тадич и т.д. 

Сама буква Ћ ћ появилась в кириллице сербов в 12 веке, современное своё применение получила в 19 веке в результате реформ сербского языка Вука Караджича. В современном сербском алфавите она стоит после обычной Тт. Её название мой знакомый произносил как "Ть", хотя "т" звучала не совсем чисто, чуть в сторону "ц", но всё-таки это "т". Международный фонетический алфавит расшифровывает её, как мы уже говорили, как [t͡ɕ]. В латинском сербском, или хорватском алфавите ей соответствует буква Ć ć. В настоящее время, в России эту букву всегда передают как "ч". Наши источники утверждают, что "произносится она почти как русское "ч", только более мягко". В сербских источниках заявляется, что фонетически эта буква представляет собой соединённые т и j: “Фонетски настаје спајањем гласова т и ј”. И так они её и произносят. Возможно, близко, к праславянскому *tj? Вероятно, произношение этого звука может также разниться в зависимости от говора сербского языка. Так что рассматривать эту букву как соответствующую нашей "ч" можно, на самом деле, только с точки зрения устоявшейся нормы транслитерации с сербского на русский.

С точки зрения частей слова, морфологии, а также смысла, семантики – сербские частицы  -ић, -овић - полностью идентичны нашим (а также встречающимся в прочих славянских языках) суффиксам типа -ич, -ович, или -иц, -овиц. То есть, с этих точек зрения передача фамилии Милошевић по-русски как Милошевич совершенно оправдана, хотя фонетически и не верна. 

При этом не лишним будет отметить, что даже современное русское "ть" (равно как и "дь") произносится с сильным фрикативным призвуком, т.е., почти как "тьсь"/"дьзь". В данном аспекте современный русский язык близок к белорусскому, в котором указанные аффрикаты в данных позициях звучат очень явно и даже показываются на письме. Так что – в некоторых славянских диалектах, до сих пор явно прослеживается тенденция развития “t” в более сложные звуки, в которых “t” присутствует в качестве составной. Несмотря на то, что исконный праславянский звук *tj  в суффиксе “–ич” у русских уже давно превратился в “ч” (который разумеется и сам содержит в себе “t”) – процесс развития и “усложнения” “ть” у нас видимо, до сих пор продолжается. Кстати, языковый феномен цоканья присутствовал также ранее в новгородском диалекте русского языка. Его же можно видеть в польском, особенно в таком его говоре как мазурский, или мазуракский. Хотя цоканье скорее подразумевает произнесение “ч” как “ц” а не “т”, но всё же это отражает некоторую взаимосвязь между “т”, “ц” и “ч”. 

Другими словами, если вернуться к Свантовиту, частица “–овит” в этом слове, на самом деле, по смыслу может быть равна нашим современным “–ович”, или “-евич”, просто будучи записанной латиницей на основе тогдашнего произношения, очень близкого к праславянским нормам. Что – вполне законно ожидать от записей рубежа 1-2 тысячелетий. Когда праславянский язык только проходил стадию распада на свои подгруппы. У южно-балтийских вендов или винулов, язык которых обладал многими архаичными чертами – это произношение могло сохраняться дольше, чем у других. Кстати, мы точно не знаем – какой именно звук вкладывал Гельмольд в буквосочетание th когда записывал имя Сванповит как Zuantevith. В пользу этой идеи, видимо, говорит и написание СвантавицSvantaviz в “Саге о Кнютлингах”.

В этом случае, слово Свантовит видимо, может быть воспроизведено по нормам современного русского языка как Святович. И обозначать оно, таким образом, может кого-то, или что-то, происходящее от святости, или священности. И, таким образом – это может быть вновь эпитетом божества, произошедшего от некой высшей святости, являющегося вместилищем высшей священности. Либо снова названием самой скульптуры – принадлежащей святости, порождённой священностью, воплощающей священность. При этом, если вспомнить русский фольклор, там частица “-ович” используется не только для формирования отчества, но и как средство усиления, или демонстрации уважения. Например, “Месяц Месяцевич", "Ветер Ветрович", "Ворон Воронович" и т.д. 

В развитых религиозных системах отношения между богами бывают, подчас, очень сложными. И носят, в том числе, родственный характер – так что, подобные суффиксы в именах каких-то богов, вполне вероятно могут указывать и на родство между ними. Но дело может быть не только в его родстве с кем-то, но и просто в особом почёте этому богу. 

В любом случае – имя Свантовита содержит явное и недвусмысленное указание на святость и священность в их высших формах. И это полностью соответствует немецким описаниям культа и роли этого бога.

Таким образом – логично предположить, что и некоторые другие названия славянских богов (или идолов) зафиксированные в средневековых латиноязычных западных текстах, могут представлять собой слова такого же типа. 

В сочинении Грамматика – это, разумеется, свирепый семиликий рюгенский бог войны Ругевит (в зависимости от рукописей: Rugiaevithurn, Rugieuitum, Rinvit, Rutut, Rutvit), что может читаться, на самом деле, как Руевич, или Ругевич (а то и просто Русевич!!!, учитывая записи типа Rutut, Rutvit). Вспомните пресловутое чередование руг-рут-рус. Установлен он был в храме в городе Коренице. Вот где, на самом деле, находилось главное святилище лютого бога войны свирепой руси! Той самой руси, чьё имя веками вселяло трепет и наводило ужас на всех, кто с нею сталкивался. Саксон приводя ту форму, которую он приводит, явно подчёркивает особую связь этого божества с островом Рюген. При этом возможно, это снова был просто особый эпитет того же Перуна! Однако, в конце концов, и эта святая святых русов пала под ударами новой средневековой европейской цивилизации. Когда весь, окружавший Остров Руси мир, включая их ближайших собратьев, перешёл на христианство, а сами балтийские русины, лишились большей части своих не согласных ни на какие компромиссы сынов – оказался повержен и их грозный бог.

Кроме Руйевита – был также находившийся в Каренице, пятиголовый Поревит (Poreuitum, Puruvit, Prunut, Prunuit, Primut, Prunvit) – соответственно, Поревич, или Перувич, а то и просто Перунич. И, судя по всему, он был связан всё с тем же Перуном! 

Рядом с Поревитом, Грамматик описывает пятиликого идола по имени Поренут (Porenutii или Poremicii по другой рукописи), который таким образом также может быть рассмотрен как Поренич, или Перунич, Перунец – учитывая все эти вольности в средневековой латинской записи варварских слов. Соответственно, он тоже мог быть связан с Перуном. Вероятно, это была, какая-то очередная его ипостась, или какое-то меньшее божество, связанное с ним. 

“Сага о Кнютлингах” также упоминает богов из Кареницы и разные её рукописи передают их имена по-разному: Rinvit, Rutut, Rutvit; Puruvit, Prunut, Prunuit, Primut, Prunvit, Turupið, Turtuput, Turtupit. При этом, не исключено, что составители этой саги опирались на текст Саксона Грамматика. 

Как мы помним, идею, что в этих описаниях мы видим имя Перуна, снабженное каким-то суффиксом, выдвигал ещё Гильфердинг. Но он не разъяснял деталей. 

Кроме того, у нас имеются описания бога войны по имени Яровит, или Геровит (Gerovitus, Herovith) который упоминается в обоих Житиях Оттона, епископа Бамбергского: и в тексте Эббона, и в тексте Герборда (оба 12 века). Это же имя в форме Haruit находим в “Саксонской хронике”, авторства Давида Хитреуса (16 век). Что, соответственно, также может быть, на самом деле, передачей формы Ярович. То есть, на самом деле, означать “сын Яра”, или “принадлежащий Яру”, или “вмещающий Яра”,” яростный”, или опять же просто уважительным упоминанием бога носившего имя Яр. 

Подтверждение этим нашим догадкам находим в форме Сварожич (точнее Сварожиць – Zuarasici) зафиксированной в “Хронике” Титмара Мерзебургского (начала 11 века). Таким образом там назван бог, которому поклонялись в городе Ретра, принадлежавшем одному из племён лютичей – редарям. Сварожич упоминается также в Письме святого Бруно Кверфуртского к императору Генриху III (1008 г.)  А эта форма, в свою очередь, совпадает с соответствующими записями в русских источниках, о которых мы уже сказали выше. Видимо, в случае Сварожича, немцы расслышали в этом имени характерную, получившуюся в западнославянских языках из исходного праславянского звука *tj – более мягкую аффрикату [c] ([t͡s]), или “палатализированную глухую альвеолярную аффрикату”, выражаясь языком лингвистики, которую было вполне логично записать через латинскую букву "с". В других же случаях, они расслышали и записали в этих именах звук, более близкий к исходному, праславянскому *tj. Который и присутствовал исходно в данном суффиксе. 

Таким образом, подытоживая, можно констатировать следующее: в источниках из названий этого типа у нас имеются: Святовит (Святавиц), Руевит (Ругевит-Рутвит), Поревит, Поренут (Поремиц), Яровит и Сварожиц. Так что, если наша догадка верна – вполне возможно, что на самом деле, это были просто Святович, Руевич (или даже Русевич), Перувич, Перунич, Ярович и Сварожич. 

Что если, приняв это, мы вернёмся к истинному произношению и значению этих имён, утраченным из-за бессистемности немецких записей славянских слов, а также из-за нашего собственного непонимания, что именно тогдашние немцы вкладывали в свои написания? 

Другие аргументы, в подтверждение нашей догадки: 

В некоторых иноязычных текстах нередко встречаются написания, передающие наш суффикс “–ич” как “–ит”. К таковым, например, можно отнести драгувит (так называлось славянское племя на Балканах, видимо родственное нашим дреговичам), кривитеин (вместо кривич), да и даже московит (вместо москвич). 

Здесь же можно припомнить страну Вантит из сочинения уже упоминавшегося нами персидского автора Гардизи (11 век). Обычно её связывают с землями вятичей – по Оке и по верховьям Дона. В этом случае “ан” – является передачей всё того же праславянского носового звука, который сейчас у нас выглядит как “я”. А “-ит” в постпозиции – это знакомый нам суффикс “-ич”. То есть это просто Страна вятичей, точнее, как они тогда произносились – вентичей. Что в свою очередь, кстати, указывает на их связь с вендами! Но это отдельная тема.  

Как аргумент можно также привести такие пары как "летать - лечу", “метать – мечу” и т.д.  Таким образом, это может отражать наличие какого-то взаимного чередования т и ч вытекающего из их общего древнего происхождения. Сюда же можно привести “тверичи”, но “тверитин”, “псковичи”, но “псковитянка” и т.д. и т.п.  

Видимо верной эта логика является также и в случае с таким знаменитым южно-балтийским этнонимом, как ободриты (Obodriti, Abodriti, Abderiti и т.д. из немецких латиноязычных источников). Слово ободриты в современном русском произношении, исходя из представленных доводов, вероятно, могло бы выглядеть как ободричи. Здесь, отдельно нужно отметить, что в 19 веке, чешский исследователь Павел Шафарик для данного, известного по немецким записям этнонима, предложил “славянскую исходную” бодричи. Которая получила популярность и до сих пор нередко воспроизводится, и повторяется. В различных современных исторических текстах ободритов частенько называют бодричами. Однако, на самом деле, в источниках подобной формы не зафиксировано и это полностью является лишь построением самого Шафарика. Всё-таки, в источниках мы видим только абодрити, или ободрити. И если в славянском варианте было всё же ободричи – то вероятно речь идёт о “жителях берегов Одры”, а не о “бодром племени”. Это слово могло означать также название династии, правившей вендами, известными как варины-вагры, линяне, древане, смельдинги и т.д. Которое перешло потом на всех них. В прочем и в этом случае, это были бы Ободричи. 

Возражения: 

Тем не менее – возражение на данную трактовку имени Свантовита, всё же имеются. Дело в том, что помимо упоминаний подобных полных имён божеств, существует изрядное количество примеров, когда частица “вит” упоминалась сама по себе, без первого корня.

Вспомним, например, полуостров Виттов (Wittow) на Рюгене – тот самый, на котором и стоит Аркона. Он, начиная c ранних немецких времён и до сего дня называется Виттов. Хотя у Саксона Грамматика приводится другой вариант названия этого объекта – Видора, или Витора (Withora), однако и тут мы также видим частицу “вит”. При этом Саксон описывает Витору как остров, отрезанный от Рюгена очень узкой водой. Вероятно, в древности перешеек, соединяющий Виттов с остальным Рюгеном, был искусственно перерезан каналом, который позже исчез, или был засыпан.  

Вспомним также уже описанную нами выше фигуру, изображённую на камне, вмурованном в стену Альтенкирхенской церкви (12 века постройки). Местные онемеченные жители ещё долгое время называли её “Старый Витт” (“Wittold”). Об этом, в частности, говорит Давид Хитреус, в “Саксонской хронике” (16 век): “(…) Изображение идола Руяны, высеченное на камне, можно видеть в селе Альтенкирхен, в притворе храма. Более похожего на чудовищного злого демона, чем на какого-либо бога; старые жители его называли Святовитом, нынешние же — Витольдом”. Речь о камне, известном как Svantevitstein (Камень Свантовита) на котором имеется изображение безбородого длинноусого мужчины с огромным рогом в руке. Размер этой фигура 1,15 метра. По мнению археологов, камень был вмонтирован в стену церкви предположительно в 14-15 веках, но происходит он из арконского святилища. Вероятно, после разрушения храма какие-то “неверные христиане” продолжали поклоняться ему и совершать обряды и в итоге, его вмуровали в стену церкви. 

Частица "вит" также известна и как компонента личных славянских имён. И если, например, такие имена, записанные у балтийских славян, как – Драговит и Земовит можно попытаться трактовать как Драгович и Земович. То, в тех случаях, когда эта компонента стоит на первом месте, как, например, в имени Витслав, оценить её по этой модели будет уже сложнее. Напомним – Витслав, это родовое имя рюгенских королей и князей, которое они продолжали носить, в том числе после принятия христианства. А означает оно, по всей видимости – “славящий Вита”, или ”слава Вита”, “во славу Вита”. И таким образом, компонента “вит” предстаёт здесь как полноценный корень, а не просто служебная частица. То есть видимо, следует допустить, что частица “вит” имела собственный смысл. Который отличался от простой “принадлежности” или “происхождения”, либо почтения. Возможно необходимо допустить, что здесь имеется ситуация, когда Вит (Вич) служило краткой формой полного имени. Как если бы мы, например, некоего Ивановича, сокращённо назвали бы "Вичем". А форму Иванович к тому же переиначили в Вичиван. В нашем современном языке – это выглядит противоестественно, но возможно когда-то это могло быть более допустимым.  

Следы имени Витслав имеются и в Восточной Руси, о чём мы уже говорили. Здесь можно напомнить также деревню Витославлицы расположенную ныне в Великом Новгороде, и упоминаемую с древности. Той самой, в которой ныне экспонируются собранные в разных землях образцы деревянного русского средневекового зодчества. Её название явно содержит имя Витослав. При этом у современных русских есть весьма популярное имя Вячеслав. Может быть, наши Выслав, Витослав и Вячеслав – являются разными производными от древнего Витслав-Вислав? Кроме Витслава, эта же частица присутствует и в других древних славянских именах. Например, Витан, Витонѣгъ, Витогостъ, Витомиръ, Витомыслъ и т.д. Краткими формами этих имён являлись варианты, как Витко, Виток, Витак, Витек и т.д. Некоторые из этих форм и сейчас используются, но уже в качестве краткого варианта крестильного имени Виктор

У русских также существует довольно интересная фамилия Венивитинов, принадлежавшая в свое время дворянскому роду, которая содержит сразу два любопытных корня – и “вени”, и “вит”.

Кроме того, частица вит присутствует во множестве немецких топонимов, а равно и фамилий, имеющих отношение к бывшим землям балтийских славян. 

Это, например, такие немецкие фамилии, как Vitow, Wittow, Witt, Vitte или Witte, Vietzig или Witzig, Witberg и т.д. Фамилия Виттов полностью повторяет название того саого полуострова и означает “принадлежащий Витту”, Витт и Витте – говорят сами за себя. Витберг буквально означает “гора Вита”, что может быть истолковано как Аркона. Ибо – это и есть Витова гора или скала. И находится она на полуострове Витов. Изначальная форма слова Витциг – это Витск или Витско (по аналогии с Лейпциг – Липск, Глинциг – Глинск, Бельциг – Бельск, Данциг – Гданьск и т.д.) А такие немецкие фамилии, как Ratzig (Ратциг) или Radzig (Радциг) происходит от Ратско или Радско – то есть (поселение) принадлежащее Ратиславу, Ратибору, или Радомиру. Таким образом, в случае с Витцигом речь также может идти о каком-то месте, посвященном Виту, от которого уже произошла сама фамилия. Свантовиту, как мы помним по описаниям, были посвящены многочисленные храмы во многих славянских землях. В нынешней Польше, в ранее онемеченных Поморском и Западно-Поморском воеводствах, видим, например, несколько топонимов Wicko, которые при немцах назывались Vietzig. 

Вот ещё немецкие топонимы, содержащие частицу Вит: 

На балтийском побережье Германии имеется масса деревушек Vitt – в том числе на Рюгене, чуть южнее Арконы. Также есть любопытное название Karbow-Vietlübbe – поселение в Мекленбурге-Передней Померании. Форма Vietlübbe (сейчас по-немецки читается как Фитлюбе) видимо изначально выглядело близко к “Витолюб”. Интересно оно тем, что в немецком тексте 14 века, известном, как “Страсти мучеников, погребенных в Эбсторфе”, сообщается следующее: 

“После смерти императора Карла Великого некоторые не истинные христиане, преимущественно за Эльбой, оставив принятую веру Христову, своих свергнутых идолов Хаммона, то есть Свентобога (Suentobuck), Вителюба (Witelubbe), Радигоста и других, восстановили и в прежних местах поставили”. (Hanuscn I. J. Op. cit. S. 210) 

Возможно, “Свентобог” и “Вителюб”, сохранившиеся в тексте в несколько переиначенном виде – могут быть разными вариантами именования Свантовита. “Святой Бог”, “Вит Любый”, итого вместе – Святовит. 

Кроме того, в Балтийской Германии имеется масса топонимов типа Vitense “Витино Озеро”; Wittower Fähre – поселение на южной оконечности полуострова Виттов; Vitter Bodden – заливчик между Рюгеном и соседним островком; Wittenburg, Wittendörp, Wittenförden, Wittenbeck, Wittenberg, Wittensee, Wittstock, Wittorf, Wittendorf, Wittingen. Вероятно, некоторые из них вполне могут быть связаны всё с тем же Витом! Есть похожие названия и в России. Например, Витово на Луге, или Витин Бор в Любытинском районе Новгородской области (сравните с немецким Wittenburg) Большая и Малая Витонь, Витонева, Витогощи, Витковщизна, Витки, Виткин и т.д. В Великом Новгороде с древности была известна Виткова улица (или Витков переулок.) Присутствуют подобные названия и в Польше с Чехией.

Возможно, имя Вит фигурирует и в некоторых топонимах на территории Прибалтики, например, бывшие Wittenwald и Wittenen в Восточной Пруссии (ныне Калининградская область России) или поселок Vītiņi в современной Латвии. Здесь же следует снова напомнить о высшей реликвии пруссов – священном знамени, которое описал Симон Грунау. Том самом, на котором среди прочих двоих, был изображён бог Перкуно в молниях. Называлось оно “знамя короля Витовудо” (Wytowudo, Witoudo Widowuto, Witiwudo). Снова частица “вит” и снова она связана с высшей священностью. Ещё одно имя, явно содержащее в себе данный корень – это, безусловно, имя принцессы Сванвиты (princess Swanwhite) попавшей в подземелья к древним языческим рюгенским королям в соответствии со сказкой, записанной у онемеченного населения Рюгена в 19 веке. Хотя поздние романтические немецкие интерпретаторы пытались рассматривать её имя, как связанное с белым лебедем, но, разумеется – оно, на самом деле, связано со Свантовитом, а равно, соответственно, и с Витом.      

Всё это, вероятно противоречит идее, что частица “вит” в имени Свантовит – это просто суффикс. Хотя, возможно, когда-то кому-то удастся непротиворечиво согласовать эти данные между собой, примирить друг с другом. 

Одним из возможных вариантов, объясняющим это, может являться то, что, когда речь идёт о сакральных, религиозных словах, в том числе именах, или эпитетах богов, часто может проявляться такой феномен, как табуирование, запрет на слишком частое и прямое упоминание чего-либо, связанного с культом, наличие секретности, священной зашифрованности. Это относится к самым разным аспектам любого религиозного культа – в том числе к именам божеств. Запрет на слишком частое и/или прямое произнесение имени божеств – является достаточно обычным феноменом, известном во многих верованиях. И в случае такого табуирования может осуществляться некая "зашифровка", которая в нашем примере, могла выразиться в обрезке имени по последнему слогу. Когда для упоминания имени, или эпитета бога, могла использоваться только последняя часть его имени, даже если это не корень, а просто суффикс. Полагаю, следами похожего процесса, на самом деле, и может быть слово Вит во всех его проявлениях, включая составляющую основанных на его базе слов типа "Витольд", “Витслав”, “Виттов”, и даже “Витовудо”. То есть в каких-то случаях могли говорить “Bит” (или "Bич" в современном русском произношении), а подразумевали “всего” Свантовита, или Святовича – и всем было понятно, о чём идёт речь. А это, в свою очередь, было эпитетом какого-то высшего бога. 

Есть ещё один момент, связанный с произношением имени Свантовита. Дело в том, что во многих славянских языках и диалектах вместо “и” часто употребляется “ы”. Вспомните, например, старые русские Давыд (а не Давид), Мартын (а не Мартин), Выслав в русской сказке (а не Вислав, или Витслав, хотя в Витославлицах – всё же Витослав). 

Да и у прочих индоевропейских народов этот звук не редкость. Так что, рюгенские венды, руги или русь – полагаю, также вполне могли его использовать, и рюгенский полуостров Wittow или Withora мог, в оригинале назваться Вытов, или Выдора. Также могли звучать и названия их богов: Свантовытсь, Русевытсь, Яровытсь, Перувытсь. На наш вкус, есть в этом что-то подлинное. Соответствующее суровому Балтийскому морю. Так и видится, как жилистый, крепкий голубоглазый мужик с чубом волос на почти лысой, загорелой, просолённой морскими волнами голове, произносит из-под настоявшихся на балтийских ветрах длинных вусов: "Русевытсь, Свантовытсь".  

promo lengvizdika october 7, 2020 08:19 8
Buy for 10 tokens
промо в сообществе lengvizdika 10 рублей сеанс. вырученные деньги пойдут на пиво аффтарам, если сможем купить пива за местные жетоны. или потратим на спасение китов - решение об инвестировании будет приниматься на совете кафедры. в любом случае, деньги будут пущены на ветер - это я вам…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded